Души можно и нужно оживлять

Воронежская писательница Алена Даль знакома липчанам по книге «Хождение по Млечному пути» и участию в открытии Года литературы в Липецке. Новая встреча с книголюбами города состоялась 27 января в книжном магазине «Амиталь», где Алена представила свой новый роман «Живые души».

 

Амиталь-презентация-Живые Души в Липецке

Алена, три года назад в интервью журналу «НГ» Вы назвали себя «деятельным фаталистом». Что-нибудь изменилось с тех пор?

– Вот написала роман (улыбается). Второй раз стала бабушкой. Что же касается самоопределения «деятельный фаталист», то здесь ничего не поменялось. По-прежнему верю в судьбу, и по-прежнему стараюсь помогать ей всем, чем могу!

– О чем Ваша новая книга?

– Она о нашей жизни. О людях – несчастных и счастливых, ослепших и прозревших, одержимых и равнодушных... разных. О добре и зле. О выборе, который приходится делать каждому из нас. Темы вечные и неиссякаемые.
Действие романа разворачивается в вымышленном городе Верхнедонске – типичном мегаполисе современной России. На фоне общественных процессов – экологического конфликта, Гоголевского культурного фестиваля, событий светской и литературной жизни – разворачивается история отношений главных героев: преуспевающего бизнесмена Антона Рубина и писательницы Веры Тумановой. Их окружают узнаваемые образы чиновников и литераторов, ученых и олигархов, журналистов и светских львиц. Читателю предстоит вместе с героями пройти сквозь муки выбора и заглянуть по ту сторону бытия, чтобы в конечном итоге возродиться иным человеком и получить шанс изменить мир вокруг. Или, по меньшей мере, свою судьбу, что уже немало!

– Вы сказали «по ту сторону бытия»?

– О существовании «той стороны бытия» рано или поздно задумывается каждый. Эта «сторона» может по-разному выглядеть и называться в разных религиях, традициях, но существует некий потусторонний мир, который время от времени вмешивается в жизни людей, подавая ли знаки, распутывая ли клубки мирских коллизий, влияя на решения или прямо вмешиваясь в ход событий. Наверняка каждый читающий эти строки хоть раз в жизни сталкивался с подобным. Жанр, в котором «легализовано» соседство миров, их взаимосвязь, называется магическим реализмом. Именно в этом жанре написан роман «Живые души».

– Как родилось название? Имеет ли оно отношение к Гоголевской поэме? И по каким признакам можно отличить живую душу от мертвой?

– Без влияния классика, конечно, не обошлось! Нынешний мир полон «мертвых душ». Но не в том смысле, что вкладывал Николай Васильевич. Сегодняшние «мертвые души» живут и здравствуют, и даже преуспевают, но души их в коме, совесть спит летаргическим сном, а ответственность атрофирована. Эти люди существуют в своей системе координат, измеряя все и всех вокруг деньгами, монетизируя чувства, спекулируя на человеческих слабостях и пороках. Одни продают души, другие покупают...
Как отличить живые души от мертвых? По поступкам.

– Что, на Ваш взгляд, привело к появлению «мертвых душ» и можно ли их «оживить»?

– Души «мертвеют» под влиянием потребительской идеологии, пронизавшей сегодня все сферы жизни. «Человека разумного» сменил «человек потребляющий». Он ощущает себя хозяином планеты, властелином природы. К чему это приводит – мы видим, наблюдая за экологической катастрофой планетарного масштаба. Но пока это не коснулось тебя лично, можно и не замечать. Человек гигабайтами потребляет информацию, причем «ест» то, что дают, нисколько не заботясь о доброкачественности продукта. И вот результат – информационное отравление. Но даже к ядам можно привыкнуть, постепенно увеличивая дозу. Потребительский подход проник в область искусства, культуры, образования, науки. Наш современник ненасытен, тщеславен и властолюбив. Он одержим стремлением обновлять и апгрейдить все: от гаджетов до отношений. Это тупик.
Роман «Живые души» – мой художественный и гражданский протест против культа потребления. Я убеждена: если каждый человек не пересмотрит своего отношения к миру и смыслу своего бытия – цивилизацию ждет неминуемая гибель. Души можно и нужно оживлять – именно это я и пытаюсь делать посредством художественного слова.

– На страницах романа постоянно звучит тема выбора. А приходилось ли Вам выбирать во время работы над книгой? Между чем и чем? 

– Выбирать приходится постоянно и в творчестве, и в жизни. Когда-то давно я решила для себя, что буду ориентироваться не на конъюнктуру, а на собственное видение мира. Мне хочется говорить людям о том, что меня по-настоящему волнует, а не о том, что они хотели бы услышать, за что готовы платить. Я отдаю себе отчет в том, что тем самым сужаю свою читательскую аудиторию, но для меня важнее не количество читателей, а их качество. И то, как отзовется моя книга в их сердцах и судьбах. Это главное.
Работая над романом, я предполагала, что поднятые в нем «неудобные» темы создадут определенные проблемы. Что некоторые люди, возможно, узнают в персонажах себя. Но так всегда происходило с творчеством нонконформистов, к коим я себя отношу.
На страницах романа тема выбора преследует практически всех героев. Пожалуй, это мотив, объединяющий все сюжетные линии.

Можете их назвать?

– Основных сюжетов – три. Экологическая драма, написанная на основе реальных событий – никелевого противостояния в Прихоперье. Однако не стоит искать в тексте документальной правды, как и не стоит сужать проблематику до границ региона. Другая тема – довольно едкая сатира на литературно-культурную среду нашего времени. И снова хочу предупредить, что любые совпадения имен, названий, внешности и характеров случайны. Главный же сюжет – это любовная история. Он и она живут в одном городе, но существуют в параллельных мирах. Так бывает. Они – не пара и все же остаются вместе. Их союз – яркое подтверждение фатальности бытия и в то же время призыв к деятельному участию в собственной судьбе.

– Что было самым сложным в работе над книгой? Знакомы ли Вам муки творчества?

– Муки творчества, думаю, знакомы каждому. Они распадаются на множество состояний: помимо хорошо известной графомании есть еще «фобия чистого листа». Во время работы автор пребывает в постоянном раздвоении, живет в двух параллельных мирах – реальном и вымышленном, иногда путает их, а в тяжелых случаях остается в мире иллюзий навсегда. Есть еще болезненная зависимость от мнения критиков и неадекватная оценка своего труда (от перфекционизма и хронической неудовлетворенности – до мании величия). Так что каждый раз приходится сражаться со своими драконами!
Говоря о сложностях в написании романа, нельзя не отметить многообразия фактур. Пришлось разбираться в геологии и психиатрии, устройстве летательных аппаратов, истории России на сломе революции, футурологии, уголовном кодексе и аномальных явлениях. К счастью, мне помогали в этом эксперты - высочайшие профессионалы в своих областях. Все они упомянуты в книге на странице благодарностей.

– Алена, поделитесь Вашими творческими планами. Над чем Вы сейчас работаете?

– Вы знаете, с некоторых пор я предпочитаю не делиться планами. Лучше рассказывать о свершившихся фактах. Это касается не только творчества.

– Есть ли у Вас свой прогноз относительно будущего человечества?

– Было бы слишком просто, если бы он был! Прогнозировать могут ученые и провидцы. Что до меня – я просто верю. Верю в торжество разума. Верю в симбиоз науки и религии. Верю в одухотворенную эволюцию человечества. Верю в новое мировоззрение, которое рождается прямо на наших глазах.

Сергей Ярославцев

(опубликовано в журнале "Неоновый город" №3 (149) апрель, 2018)

Вернуться к началу

Поделиться и обсудить: