Проза

  • Рассказ "Альбина"

    – Вам кого? – хмуро спросила открывшая дверь заспанная женщина в мятом халате.
    – Аль, ты что – меня не узнаёшь?! – растерялась Ирина.
    Хозяйка сощурилась, пытаясь угадать в стоявшей напротив незнакомке знакомые черты.
    – А должна? – она заслонилась рукой от яркого солнца и шатко отступила назад, – нет, не узнаю.

  • Рассказ "Борода"

    Проснулась Нина Петровна в холодном поту. Во сне явился Игорь, но без бороды. Вместо нее – беззащитная, бледная кожа в голубоватых пупырышках. Рот вялый, безвольный. На щеке порез. Она и не видала его никогда без бороды, не помнит ни одной фотографии с голым подбородком. Игорь нарочно убрал себя юного, безбородого из всех старых, крытых плюшем альбомов. Теперь и альбомов-то таких никто не держит, все больше доверяют жестким дискам. Но и на них не найти тех снимков.

  • Рассказ "Крылатая"

    Этот грузовик чудом не раздавил Галку. Раздавил только ноги. Содрал кожу, разорвал мышцы, переломал кости, превратив живую плоть в фарш. Особенно досталось левой ноге. Хирурги сотворили невозможное: разобрали эту мешанину по кусочкам, потом собрали заново в точном соответствии с медицинским атласом. С точки зрения анатомии все встало на свои места: осколки костей соединились в прежнем порядке, мышцы вновь обрели заданные природой формы, кожа, покрытая причудливой сетью швов, скрыла под собой следы аварии. Благодаря новейшим достижениям нейрохирургии врачам удалось соединить между собой тонкие нервные окончания. Но левая нога осталась ногой лишь анатомически. Ходить она не могла.

  • Живые души

    отрывок №3
    Глава 14. Сеанс массовой эволюции.

    С самого утра директор Центра эволюции человека Смирных пребывал в радостном волнении: сегодня вечером ожидалось выступление профессора футурологии Дарьи Степановны Кремер. Билеты на лекцию раскупили молниеносно – не понадобилось и афиш. Своё присутствие подтвердили большинство почётных гостей, живой интерес к событию проявила пресса. Вместе с тем Виталия не покидала лёгкая тревога, зародившаяся накануне вечером, когда он набрал телефон Ларисы и вместо томного сопрано услышал автоответчик: «Вы позвонили на болото. В данный момент времени Кикиморы нет на месте. Ваше сообщение можете оставить после звукового сигнала». Трубка громко каркнула, оглушив Виталия. Он перезвонил снова – на этот раз телефон находился вне зоны доступа. В третий раз на другом конце провода и вовсе воцарилась мёртвая тишина, не нарушаемая ни помехами, ни гудками.

  • Живые души

    отрывок №2
    Главы 25, 26.

    Павильон №75 бурлил людьми. Разгороженные пластиком отсеки гигантского человеческого термитника подчинялись строгим, как в природе, правилам: здесь элитные особи, здесь молодняк, здесь рабочие муравьи. От обычного муравейника его отличала режущая глаз пестрота, посторонние запахи, шумы и чрезмерная суета. До официального открытия оставалось меньше часа. Ждали почетных гостей, и как водится, не хватало считанных минут, чтобы привести все в надлежащий вид.

  • Живые души

    отрывок №1
    Глава 1. Ночь над Верхнедонском.

    Антон Рубин привык путешествовать налегке. Он никогда не брал с собой много вещей, а только золотую кредитку и мягкий рыжий портфель, в котором умещалось ровно то, что требовалось молодому мужчине на пару дней, чтобы обустроиться на новом месте. Этот портфель он купил себе «на вырост» с первой зарплаты, как только пришел работать в «Траст-Никель» десять лет назад. Антон ощущал себя тогда абсолютно свободным, и сегодня, обремененный ответственным постом, важным проектом, а с недавних пор еще и статусом женатого мужчины, тосковал иногда по тем временам. Теперь рыжий портфель лежал на антресолях в просторной гардеробной его роскошного пентхауса на двадцать восьмом этаже дома № 12 по улице Свободы города Верхнедонска.

  • Рассказ "Букинист"

    «Что тебе подарить на Рождество, дорогая?» – спросил за завтраком Игорь. «Музу!» – мрачно усмехнулась Катя и, захватив чашку, ушла в свою комнату. Муж пожал плечами, допил кофе и вышел из дому, тихо притворив за собой дверь. С таким же успехом она могла бы попросить у него перо синей птицы или хрустальный колокольчик эльфа. Но муза предпочтительнее. Катин роман увяз в диалогах, сюжет окончательно запутался, герои замерли в немых позах, ожидая своей участи. Каждый раз возвращаясь домой, Игорь заставал одну и ту же картину: горестную спину жены перед чистым листом монитора. Вокруг громоздились испитые кофейные чашки. Он подходил к ней, клал руки на плечи и шептал в затылок: «Ну как?», хотя все было и так понятно без слов. Катя тяжело вздыхала, скидывала руки и уходила на кухню. Творческий тупик грозил перерасти в семейную драму.

  • Рассказ "Потерянный ангел"

    Жирный Вторник буйствовал третий день. Французский квартал задыхался в горячем потоке колышущихся тел. Вздрагивали ягодицы, ритмично покачивались бедра, мелькали женские груди всех мыслимых фасонов и оттенков: от шоколадных до голубовато-молочных. В ответ на мимолетное обнажение с балконов летели снизки разноцветных бус. Иные крепкие шеи были увешаны стеклянной россыпью по самые уши. Среди людских тел величаво проплывали эскадры карнавальных платформ, все в блестках и мишуре. Маслянистые взгляды, лоснящиеся тела, свист петард, конвульсии джаза – все смешалось в душном, пестром клубке карнавала...

12

Поделиться и обсудить: