Конец года на краю земли

Пространство и время... Две вечные категории, вызывающие неиссякаемый интерес путешественников и ученых, философов и поэтов. Всего лишь полночь, но не такая, как все. Всего лишь место, где заканчивается земля и начинается бездна. Почему же этот самый миг в этой точке планеты производит столь ошеломляющее впечатление, что останавливает время и переворачивает мирозданье?


кабо-Рок

Само название Мыс Рока (Cabo da Roca) рождает мысли о фатальности судьбы, роковых поворотах и неслучайных совпадениях. Ощущение песчинки, затерявшейся в бескрайних просторах Вселенной, охватывает каждого, кто ступает на суровый утес, - точку отсчета новой жизни, неважно, связана ли она с перемещением в пространстве или новым этапом.
Пожалуй, сегодняшнее имя мыса точнее всего отражает его символическое значение. До этого латиняне называли его «promontorium Magnum» (мыс Великий), а в эпоху Великих географических открытий - мысом Лиссабона. Скала возвышается на 140 м над уровнем океана, - это самая западная точка Европы, дальше лишь бушующие воды Атлантики или Великая Бездна - край земного диска, покоившегося на спинах трех слонов, как думали раньше.

там, где кончается земля...

Прежде чем туда добраться, пришлось изрядно поплутать по кривым окраинным улочкам Эшторила. Дело было глубокой ночью, дорога петляла вдоль спящих пляжей и пустынных дюн, мимо ощерившихся скал, темных эвкалиптовых рощ и тусклых проблесков океана...
И вот, издалека показался пробивающий на сотни километров мощный луч океанического маяка. И никого вокруг. Ни души. Ночной мыс Рока - поистине мистическое место. Над головой, на черном бархате неба сверкают огромные как бриллиантовые пуговицы звезды, с ними холодная бледноликая луна. Снизу от подножия скал доносится угрожающий рев океана, - стихию не видно, а только слышно, и от этого она приобретает особую мрачную одухотворенность - грозную и несокрушимую. Утес погружен во влажную ночную дымку, кожа ощущает прохладную парную взвесь. Луч маяка бесшумно прошивает морские дали, бежит по камням призрачным пятном. В глухой темноте у обрыва высится черная пика - неумолимый знак конца земли. С трех сторон - океан. Фантасмагория... Вечность...
Наутро мыс Рока предстал более миролюбивым и жизнеутверждающим. Безбрежная синь волн с пенным узором, зыбкий горизонт, мягкое утреннее солнце в небе, колючая красно-бурая поросль портулака - местного эндемика-суккулента и лаконичная серокаменная стела, увенчанная крестом. На ней надпись: «Cabo da Roca Latitude 38°47’ Longitude 9°30’ Altitude 140 m» - это географические координаты. И дальше по-латыни: «Здесь кончается земля и начинается океан. Отсюда Дух Веры, Любви и жажда приключений, побудили португальские каравеллы отправиться в путь в поисках нового мира»...

из истории географических открытий

Эпоха Великих географических открытий неразрывно связана с именами португальских мореплавателей. Португалия всегда была страной моряков и первопроходцев. Некогда могучая морская держава, она оспаривала первенство с не менее амбициозной Испанией. В 1494 г между двумя странами был заключен Тордесельясский договор, регулирующий морские сферы влияния. Демаркационная линия, проходящая по меридиану западнее Азорского архипелага и островов Зеленого мыса, делила Атлантический океан надвое: воды и земли восточнее этой черты отходили Португалии, к западу - королевству Кастилии и Арагона (нынешней Испании).
Португальский принц Энрике, вошедший в историю как Генрих Мореплаватель, был покровителем и вдохновителем активного освоения мира и географической экспансии. Из порта Лиссабона один за другим выходили корабли и целые эскадры, чтобы дальше и крепче утвердить колониальное господство португальского королевства. Бартоломеу Диаш, Диогу Гомеш, Фернан Мендеш Пинту, Педро де Синтра, Перу Эшкобар, Педро де Барселуш, Васко де Гама, Фернан Магеллан - вот далеко не полный перечень известных имен морских пионеров-первооткрывателей. Их образы запечатлены на Памятнике Открытий в Лиссабоне. Генуэзец Христофор Колумб все четыре экспедиции в Америку начинал и заканчивал в Португалии.
Сегодня следы португальского влияния можно обнаружить в Юго-Западной Индии и Китае, в Северо-Западной и Центральной Африке, на курортных островах: Канарских и Азорских, Мадейра и Зеленого мыса. Португальцы открыли Бразилию и Калифорнию, Австралию и Японию.
Быть может именно географическое положение «на краю земли» позволило Португалии навсегда утвердиться в истории человечества как эпицентр великого освоения новых земель.

Португальская Ривьера

Но с исчезновением «белых пятен» на карте мира постепенно таяло могущество морской державы. О былом величии сегодня напоминают лишь названия португальских городков, в которых добросовестно упомянуты имена всех мореплавателей, некогда составлявших славу и гордость португальского королевства. И еще неподражаемый стиль «мануэлино» (его еще называют «канатным»). Редкий архитектурный прием соединяет в себе морские мотивы - канаты, якоря, сети и рыцарские символы тамплиеров. Довольно неожиданное и экстравагантное сочетание!
Сегодня города Синтра, Кашкайш и Эшторил, разросшиеся вокруг мыса Рока из крохотных рыбацких деревень, - модные курорты с мировым именем и богатой историей. Во время второй Мировой Войны они принимали высокопоставленных беженцев со всей Европы. Здесь обосновались король Италии Умберто II, испанский монарх Хуан де Бурбон, наследник австро-венгерской империи Карл Габсбург, Король Румынии Кароль II и другие. Королевские резиденции, изысканные дворцы аристократов, богатые дома культурной и политической элиты, нашедшей прибежище «на краю земли», составляют облик Португальской Ривьеры. Большинство из них преобразованы в музеи, концертные залы, рестораны и дорогие отели. В Эшториле круглосуточно действует одно из самых знаменитых казино Европы - «Эшторил», ставшее прообразом «Казино Рояль» в первом романе Яна Флеминга о Джеймсе Бонде. А недалеко от кольцевой автомагистрали проходят этапы трассы «Формулы-1».
Но в новогоднюю ночь я бы порекомендовала вырваться из блеска и мишуры массовых увеселений, выбрать один из камерных ресторанчиков Эшторила и послушать живое фадо - португальские песни, в которых слились, сплавились воедино страсть и боль, печаль и надежда, бунт и смирение... Под них так сладостно помечтать, погрустить, оглянуться и подытожить, вдохновиться и дерзнуть, да и просто раствориться в том самом миге между прошлым и будущим...

...и есть лишь миг, чтоб узнать...

Всего лишь полночь, но не такая, как все... А ведь если вдуматься, каждый день не такой как все, - неповторимый, бесценный, невозвратный. Однако ж именно эта последняя ночь декабря под бесстрастным холодным взглядом далеких звезд становится единственной мерой, абсолютной единицей измерения, непререкаемым эталоном, делящим Книгу Бытия на строго отмерянные главы... И когда страница исписана, приходит пора перелистывать ее тонкую хрупкую плоть, бережно расправлять корешок, разглаживать новый чистый лист, перекладывать потрепанную тесьму закладки на новое место... Наточить затупившийся за год карандаш или налить свежих чернил в опустевшую чернильницу. Потом поднять глаза к небу, на минуту задуматься, набрать полную грудь морского воздуха и... начать новое повествование...

«...Когда окажется вдруг - вот-вот замкнется круг
И день уносится прочь и спускается ночь.
Когда уходит Стрелец и декабрю конец -
Листает книгу сердец наш Небесный Отец.

Когда разгаданы сны, и в небе фаза полной Луны,
Мы на мгновенье Сыны Внеземной Страны.
И есть лишь миг, чтоб узнать - время плыть иль время ждать,
Время жечь мосты и взлетать или время спать.

 Словно звук небесной струны,
Словно знак конца войны,
Словно свет далекой звезды
Через будни и сны.

В полночь застывают часы -
Это время выверяет весы.
В миг затишья после трудов
Меж двух годов.

И ты узнаешь тогда - пройдет любая беда,
И нету слова «никогда», и все суета...
Но мы с тобою все-таки есть и наше место именно здесь,
И Время прочит добрую весть и дорог не счесть.

Время льет полночную мглу
Плавно, словно мед по стеклу,
Открывая Небо для нас,
В свой назначенный час.

Время - твой извечный конвой,
Шаги судьбы за спиной,
Дыханье Бога с тобой
И со мной...»

(Андрей Макаревич)

 

(опубликовано в журнале "Пульс" №87 декабрь, 2011)

Вернуться к началу

Фотогалерея

Поделиться и обсудить: